• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
Настройки отображения экрана
Главная arrow Все рубрики номера arrow РСО-Алания arrow НК № 2 (2016г.) О строительных блоках этничности на примере этногенеза осетин
НК № 2 (2016г.) О строительных блоках этничности на примере этногенеза осетин Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 

 В начале 1990-х соавтор этой статьи участвовал в острой полемике с влиятельными противниками теории непосредственной преемственности скифов-сарматов-алан-осетин. Это был период, когда идеологический пресс ослаб, уступая место более свободной трактовке прошлого народов бывшего Советского Союза. Значительная часть новых исследований отличалась мифологизацией этого прошлого, отвечая запросам вновь окрепшего националистического дискурса. [1]

В то же время у историков так называемых «малых народов» появилась уникальная возможность исследовать ранее недоступные и восстановить неизвестные или малоизвестные страницы истории своих предков. Стараясь избегать крайностей, мы понимали, что процесс национального возрождения — явление сложное и неоднозначное. Однако в условиях всеобщего кризиса, приведшего к катастрофическому крушению Советской империи, речь тогда шла уже не столько о возрождении, сколько о выживании многих народов. Не видя перспектив «впереди», они, и это естественно, все чаще обращались «назад» — к опыту предшествующих поколений. От этой прагматической по своей сути задачи был вполне логичным переход к постановке более общих вопросов: «Кто мы и зачем мы существуем? Кто были наши предки по прямому родству?»

Не вдаваясь в подробности вновь развернувшейся в те годы полемики о происхождении осетин и отсылая читателей к нашей статье, освещавшей всевозможные точки зрения, отметим, что они в основном сводились к двум фундаментальным концепциям. [2]

Одна утверждала, что народ современных осетин представляет собой последних потомков большого конгломерата северо-иранских (арийских) племен, которые в средние века были известны как аланы, а в древние — как сарматы/савроматы и скифы, и которые в процессе оседания на Кавказе ассимилировали небольшие группы кавказских аборигенов.

Вторая отстаивала основные положения советской концепции о генезисе осетин 1960-х годов и объявляла их «двуприродным народом», состоящим из двух основных компонентов — «скифо-сармато-аланского и местного кавказского», при определяющей роли общекавказской «этнической подосновы», сыгравшей, якобы, основную роль в этногенезисе всех северокавказских народов, и осетин, в частности.

Такая своеобразная идея их общего происхождения отражала стержневую идеологию советского общества — теорию пролетарского интернационализма, только опрокинутую в прошлое. И с этой точки зрения было неважно, что в действительности этногенез, т.е. происхождение этих народов, чьи культуры, разумеется, тесно переплелись за долгий период совместного проживания на Кавказе, все же было совершенного различным. А так как наиболее известными народами древности и средневековья, оказавшими в те периоды глобальное влияние на культуры многочисленных народов Востока и Запада, были именно скифо-сарматы-аланы, то в 1990-е годы, в период бурного возрождения националистического дискурса (по нашей терминологии — этноцентрического национализма), и поныне занятого поисками знаменитых предков, началось активное перетягивание скифо-сармато-аланской бурки, чтобы покрыть ею только свой народ.

Так, когда-то господствовавшая «марксистско-ленинская» доктрина пролетарского интернационализма, по нашему выражению, опрокинутая в прошлое, теперь была заменена этноцентрическим национализмом, опрокинутым туда же. В этой связи отметим, что и советская, и вновь заявившая о себе националистическая концепции, не отвечают основным критериям этногенетических исследований, характеризующих достижения мировой науки. [3]

Сегодня для большинства непредвзятых специалистов становится очевидным, что все общности современного мироустройства исторически сложились и характеризуются пятью основными «индикаторами/конституентами». Применительно к этничности (этническим общностям/группам) американский антрополог Мэннинг Нэш очень удачно назвал их «строительными блоками» («Building Blocks»). [4]

Это:

1) Биологический компонент, который у разных народов исторически выражался как общность крови, генов, кости или плоти.

2) Язык — как набор речевых и письменных форм коммуникации, значений, сущностей и стилистических особенностей, которых нет в других языках.

3) Совместно разделяемая идея об общности истории и происхождения (сегодня зачастую подверженная этноцентрической мифологизации). Такая история дает этнической общности /»нации» чувство совместной борьбы, нераздельной судьбы, общности цели, а также убеждение, что судьба отдельной личности и целой группы — одна и та же сущность, и что личная перспектива якобы полностью зависит от выживаемости группы.

4) Религия, как набор верований и ритуалов, который позволяет неким особым и «единственно верным путем» соотнести родную группу со сверхъестественным началом.

5) И, наконец, блок, обозначенный Мэннингом Нэшэм как «нэшэнэлити» («Nationality»). Это право на определенную территорию, на абсолютное равенство с наиболее могущественными общностями/нациями и на особые символические (включая и этническое имя), а так же политические знаки, подчеркивающие суверенность и независимость данной общности/народа. [5]

При этом для этнической общности в период ее складывания из родственных племен и кланов (этногенеза), и на всем последующем пути ее существования, большое значение имеют так называемые «пограничные маркеры этничности» («ethnic boundary markers»). Если возникла и существует какая-то группа, у нее есть определенные границы, а там, где есть границы, начинают проявляться механизмы их поддержки. Мэннинг Нэш назвал эти механизмы «культурными маркерами различий» («cultural markers of difference»), а более мелкие различия — «показательными или характерными чертами/особенностями» («indicative features»). [6] Они могут иметь как явные, видимые всем признаки, так и скрытые от глаз особенности, но очевидные для членов группы.

В книге, посвященной разработке теоретической модели этнических конфликтов, которая выдержала уже три издания, американский соавтор А. Исаенко продемонстрировал, что народы Кавказа (особенно горские), несмотря на значительные деформации в «советский период, в наиболее полной мере сохранили строительные блоки и основную триаду культурных маркеров различий»: 1) кровное родство/кровно-родственные связи (kinship), 2) субстанциональные, сущностные традиции/обычаи (commensality), 3) обычный культ традиционных верований и различных ритуалов.

Эта своеобразная триада культурных маркеров «крови, сущности и божественности» символизирует существование группы, а в период ее этногенеза наряду с пятью основными строительными блоками этничности играла (и продолжает играть) роль ее создателей-конституентов. Иными словами, все эти 8 индикаторов этничности (5 строительных блоков и связанные с ними, указанные выше, культурные маркеры различий) служат главными опорами ее первозданной (primordial) cтруктуры.

Повторимся еще раз: все пять основных строительных блоков одинаково важны в качестве принципиальных несущих конструкций для абсолютно всех общностей своеобразной пирамиды современного мироустройства. Однако наши исследования показывают, что для так называемых мировых цивилизаций (в современном мире их 8) в верхней части этой пирамиды «камнем, который стоит во главе угла», то есть наиболее определяющим — векторным показателем, является религия.

Для наций/национальных государств (в современном мире их 193), важнейшим является строительный блок, который мы обозначили как «нэшэнэлити». Для этнических общностей/групп и для тех из них, которые уже возглавляют национальные государства в качестве титульных (super-ordinate), или имеют ту или иную форму автономии, или в качестве этнических меньшинств стремятся, или пока не стремятся, к таким формам самоорганизации/самоопределения, главным строительным блоком их этнической сущности является язык. Его диалекты — суть остатки основных индикаторов племенных групп, из которых исторически сложились этнические общности (их в современном мире сотни). Для огромного множества племен (тейпов, тухумов и т.д. на Кавказе), кланов, фамилий, располагающихся на нижнем этаже условной пирамиды мироустройства, биологический компонент представляется наиболее важным конституентом. Эти субструктуры все еще сохраняют свою значимость в этнических группах и титульных нациях на Кавказе. Поэтому, наряду с языком, биологический блок, примордиальные/этнические племенные и клановые территории, особенности культа, а также сохраняющиеся и передающиеся от поколения к поколению предания в так называемых «избранных травмах», т.е. коллективная память о невосполнимых потерях от титульных наций, иноэтнических соседей, или завоевателей, до сих пор является живой и пульсирующей реальностью на Кавказе. Совместно прожитая история, и особенно память об избранных травмах, интерпретируемая с этноцентрических позиций интеллектуалами родных этнических общностей, сегодня заражает этноцентрической идеологией огромные массы людей из тех групп, которые переживают всеобщий кризис, связанный с болезненным переходом от авториторизма к демократии.

В контексте данной статьи нет необходимости останавливаться на всех многогранных аспектах теоретической модели этнических конфликтов, носящих циклический характер (их в современном мире 67). Здесь лишь укажем, что ни один из них никогда не начинался как этнический. Однако, если социально-экономическая и политическая элита какой-либо группы (особенно в момент всеобщего кризиса) попытается реализовать свои интересы и при этом вольно или невольно угрожает хотя бы одному (особенно векторному) конституенту этничности другой этнической группы, и когда это принимает систематический характер, это неотвратимо вызывает резкий отпор. [8, 9]

Позволим надеяться, что цитированные здесь работы помогут понять исключительное значение строительных блоков этничности, культурных маркеров различий и других характерных особенностей, о которых, к большому сожалению, современные политические «элиты», как правило, не имеют никакого представления. Однако «простой» народ издавна создавал своеобразные механизмы, призванные защищать эти конституенты этничности. Так, адаты кавказских горцев определяли обычаи и моральные нормы поведения, обязательные для всех (например, нохчалла в Чечне, иронагъдау — в Осетии и т.д.). И если кто-то нарушал их, такие люди подвергались остракизму, презрению и даже кровной мести. А могущественных завоевателей, силой навязывавших свои «ценности» «диким» аборигенам, покоренные народы всегда встречали яростным сопротивлением.

Показательным в этом смысле является недавняя история, связанная с конфликтом на Украине, когда этноцентрические националисты в провластной элите (пусть и вовремя одернутые) попытались рассмотреть в Раде закон о запрете русского языка, угрожающий этому векторному показателю этничности русскоязычного меньшинства. С этого времени зарождавшийся и тлеющий социально-политический конфликт начал приобретать опасные черты этнического противостояния. Другие блоки и культурные маркеры различия также подвергаются обструкции и давлению, что создает почву для дальнейшей «этницизации» этого конфликта.

Учитывая подобные реалии, природу этничности, характерную для всех этнических общностей, как в прошлом, так и сейчас, и, сравнивая сущность этнических противоречий между ними, в споре с нашими оппонентами мы выдвигали в качестве правильной постановки этногенетического вопроса следующие критерии: «Кто были наши биологические предки по прямому родству? От кого мой язык? От кого моя культура?» [10] Это и есть главные этногенетические показатели, а отнюдь не «общность материальной (экономической) культуры», которой придавали исключительное значение наши оппоненты.

В самом деле, какая экономическая общность между спартанцами и афинянами, входившими в одну греческую народность, или между ассирийцами и вавилонянами, входившими в одну аккадскую народность. Кавказские народы могли создать и создавали похожие материальные культуры, хотя многие из них имели совершенно разное происхождение. Тогда (в 1990-е годы) мы исходили, прежде всего, из языковых и культурных показателей. Сегодня наука ушла далеко вперед и предоставляет в наше распоряжение новые источники, в том числе биологические критерии, подтверждающие правоту нашей позиции о происхождении и непосредственной преемственности осетин и их северо-иранских сородичей.

Прежде всего, следует упомянуть об открытии Натальи Полосьмак — старшего научного сотрудника Института Археологии и Этнографии Сибирского Отделении Академии Наук России (Новосибирск). В начале 1990-х годов она исследовала курганное скифское погребение на алтайском плато Укок 2400-летнего возраста. Со времен легендарных раскопок Пазырыкских курганов С. И. Руденко в 1929 году это была первая находка одиночного захоронения знатной скифянки. Весьма примечательно, что антропологически она принадлежала к европеоидной расе. Кстати, недавние У-хромосомные анализы 26 человеческих останков из мужских захоронений из района Красноярска (датируемые серединой 2 тысячелетия до н.э. — 4 векам н.э.) показали, что все они принадлежат носителям гаплогруппы R1а1-М17.

О том же свидетельствуют и различные краниометрические анализы останков из погребений того же времени в обширных районах Южной Сибири и Казахстана. Эти исследования подтвердили, что в бронзовом и железном периодах Южная Сибирь в основном была населена носителями курганной культуры — белокожими с голубыми/зелеными глазами блондинами и рыжеволосыми людьми, которые сыграли важную роль в формировании цивилизаций Таримского бассейна. Ученые установили их генетическую связь с людьми бронзовой культуры с Северного Кавказа (Кобанской культуры). Миграция этих индоевропейцев, в дальнейшем индо-иранцев, из Южно-русских/украинских степей (и с Кавказа) в Среднюю Азию, а затем, в раннем железном веке назад, по мнению А. Г. Козинцева, сыграла основную роль в появлении скифов на исторической арене. [11]

По сообщению римского автора Аммиана Марцеллина (350 г. н.э.) аланы «жили в Скифии. В течение долгого времени они объединялись с другими людьми». Как известно, во время сармато-аланского доминирования в среде алан возникли две группы, хотя обе назывались Наlаni. Впоследствии западная группа мигрировала в Западную Европу, а восточная — на Кавказ. [12]

На Кавказе находится самая высокая в мире концентрация Y-ДНК гаплогруппы G2а1а. При этом именно в Северной Осетии-Алании этот процент концентрации доходит до 75% населения, т.е. охватывает практически всех осетин, живущих там (специалисты выделяют среди них подгруппы G-Р16 и G-Р18). Самые последние ДНК исследования шести останков исторических алан из погребений в дельте Дона также показывают, что все они принадлежат к Y-ДНК гаплогруппы G2 и к Y -ДНК I, т.е. той же, что и ясов в Венгрии. Эти исследования однозначно показывают, что современные осетины (чьяY-ДНК группы G2а1а) по прямому родству являются аланами. Кстати, к той же группе принадлежат и ритуально деформированные, вытянутые черепа алан из катакомбы в Клин-яре, Ставропольского края. [13]

Если судить по небольшому количеству исследованных скифских могильников, осетины и их предки, аланы по мужской Y -ДНК гаплогруппе R1a1a, имеют незначительное сходство (около 1 % ) со скифами. Однако по материнской, митохондриальной ДНК группе U5a1, здесь имеется прямая связь, — она такая же, как у осетин. [14]

Ниже представляем некоторые источники в подтверждение этому.

Мт-ДНК Гаплогруппы скифов [16].

— Скифо-сибирская Пазырыкская культура, Монголия. КОО-курень-гол Долина кладбище 10 [OKG-10–1] M 400–200 н.э. — U5a1

— Скифо-сибирская Пазырыкская культура, Республика Алтай. Верх-Kaldzhin II М — U5a1

— Скифо-сибирская Пазырыкская культура, Монголия. Бага ТургеньGol [BTG05.T8.1, BTG06.T12] — U5a1

Последние данные по исследованию на мт-ДНК гаплогруппу осетин (17)

 

1). Дзанаев U5a1

2). Хетагурова U5a1

3). Гуриев U5a1a1

4). Купеев U5a1a1

5). Габиева U5a1

6). Таболова U3b1

7). Томаева U3b1

8). Дзугкаева U3b1

9). Качмазова H6a1a1

10). Томайти H6a1a1

11). Кочиев H6a1b2

12). Гассиев H20

13). Karsanov H4

14). Кокоев HV1а1

15). Badogov H7

16). Богазова W6

17). Гаглоев Т

18). Березов — Губаева K2a6

19). Бегизов J1c1

20). Ходова K1a

 

 

Если сравнить приведенные выше данные, можно сделать вывод, что 25% мт-ДНК U5a1, из указанной таблицы результатов исследования осетин на мт-ДНК гаплоруппу, составляет значительное большинство среди других названий мт-ДНК и соответственно можно утверждать о соответствии их показателям из вышеуказанных скифских курганов.

Приведенное сравнение говорит о том, что предки осетин аланы жили вместе, и являлись хоть не одним, но родственным племенем, о чем почти все историки древности указывали в своих свидетельствах. Хотя ведущую роль в определении происхождения народов занимают мужская Y-ДНК хромосома, роль материнской митохондральной ДНК гаплогруппы не стоит занижать, так как она является основным показателем контактов с соседними народами.

И все же, не стоит замалчивать и другой ныне актуальный вопрос. Насколько можно доверять исследованиям, касающимся истории, где во главу угла ставятся исключительно результаты этногенетических исследования? Наше мнение, что такое исследование следует считать псевдонаукой. Очень показательными, в этом смысле, являются аналогии, которые можно привести по народам Кавказа. К примеру, осетины территориально делятся на три общества, это на Севере — иронцы, на Западе — дигорцы и южные осетины в Закавказье. Вместе они составляют один народ, учитывая все вышеуказанные строительные блоки этничности. Однако в результате этногенетического исследования выяснилось, что у южных и северных осетин есть значительная доля гаплогруппы Y-ДНК J-2, а у дигорцев она почти отсутствует. Другой пример. В Дагестане живут как в одной семье более 30 наций. И вот, почти у половины из них, включая разные по языку народы, прослеживается сходство гаплогрупп, а у другой части она отсутствует. Возьмем более красноречивый пример. Сегодня Соединенные Штаты Америки являются единой страной с едиными законами, идеей, языком, в общем, включая все строительные блоки этничности, но если проанализировать гаплогруппы его населения, то мы получим огромное количество разнообразных гаплотипов и т.д. Здесь можно продолжать бесконечно.

И все же, на что стоит прежде всего обращать внимание ученому, исследующему историю происхождения народов? Безусловно, определяющим здесь должны служить строительные блоки этничности, о которых мы говорили в начале нашей статьи. Что касается результатов этногенетических исследований, то они могут служить только в качестве ковенных свидетельств, их следует использовать больше в изучении путей миграций народов. Все остальное, пока нет достаточного количества исследовательских материалов, не должно представлять интереса для историков.

Что же касается темы изучения миграций народов мира в свете последних результатов, полученных по анализу индоевропейских ДНК гаплогрупп, то нам импонирует версия, где утверждается, что индоевропейское население под гаплогруппой R1a1a около 4500 лет назад мигрировало на территориию прикаспийских земель (андроновская археологическая культура), где вместе с местными ираноязычными племенами создало индоиранскую общность. Затем, спустя примерно пятьсот лет часть из них, представляющая в основном индоевропейцев, возможно, так называемые праславяне, через Среднюю Азию и Армянское Нагорье, мигрировали в Индию. На пути их следования были образованны такие цивилизации как Митаннийское государство. Данная теория вполне сочленяется с версией о том, что предки осетин, прото-скифо-сарматские племена, являющиеся носителями разных гаплогрупп, включая R1a1a, G2a1a и другие, могли участвовать в создании индоиранской культуры и верований, которые в дальнейшем отразились в устных преданиях в Ведах и Авесте. [15]

Здесь, ниже, вашему вниманию предоставляется результаты исследования из мест так называемой андроновской археологической культуры, которая по утверждению большинства историков считается родиной индоарийской цивилизации. В этом исследовании так же имеется показатель материнской митохонральной ДНК с гаплотипом U5a1, обнаруженным у представителей современных осетин.

— Андроново, Россия, Усть-Абаканск, Республика Хакасия, главный Курган [S16] голубые или зеленые глаза, светлые или светло-коричневые волосы, ярмарка или средних кожи M17 M 1800 — 1400 до н.э. R1a1a1; RII в таблице 2 — U5a1

Что же касается гаплогруппы G2a1a, генотип которого принадлежит большинству осетин, то этот факт несет в себе два аргумента.

Во-первых, поскольку осетины являются ираноязычным народом, которые так же как и собственно современные иранские народы, населяющие Иран и Афганистан с их, достаточно представленным (более 10%) гаплотипом G, являются потомками древних иранцев, а древние иранцы, как мы знаем, принимали самое непосредственное участие в создании индоиранской культуры. И во-вторых, являясь носителями гаплогруппы G2a1, предки осетин представляли сармато-аланское племя, которое в свою очередь являлось родственными по языку со скифами.

Достаточно показательным подтверждением является результат ДНК-исследования в Иране.

Так анализ 88 Би аллельные маркеров y-хромосомы в 938 предметов, принадлежащих к этническим группам, 15 из 14 иранских провинций позволило выявитл 65 различных линий y-хромосомы (таблица 1 и рисунок S1). Они принадлежат к 15 основных гаплогруппы (B, C, D, E, F, G, H, I, J, L, N, O, Q, R и T) чаще из которых являются J (31,4%), R (29,1%), G (11,8%) и E (9,2%)

Таким образом, строительные блоки этничности у осетин, алан и скифов являются у них общими, и это ставит точку в давнем споре о происхождении осетин, одного из древнейших народов России. Вывод здесь следует такой: осетины — прямые потомки алан, а скифы являются их родственными племенами. И последнее, несмотря на небольшие сходства по Y-ДНК гаплогруппам, скифы принимали участие в этногенезе алан-осетин, если иметь ввиду совпадение строительных блоков этничности этих народов (язык, религия и т.д.), которые на сегодняшний день являются главными в исторической науке свидетельствами при изучении темы происхождения наций и народов мира.

 

Примечания:

[1] Об этом см. Anatoly Isaenko, Polygonof Satan: Ethnic Traumas and Conflicts in the Caucasus. Third Edition (Dubuque, IA: KendallHunt Publishing House, 2014), ch. 3.

[2] Исаенко А.В., Кучиев В. Д. Некоторые проблемы древней истории осетин // Аланы: история и культура. Аlanica III, под ред. Тменов В.Х., Владикавказ, 1995, c. 10–33.

[3] Isaenko, Polygonof Satan, P.. 3.

[4] Manning Nash, The Cauldron of Ethnicity in the Modern World (Chicago and London: The Univercity of Chicago Press, 1989), P. 5.

[5] Nash, The Cauldron of Ethnicity in the Modern World (Chicago and London: The Univercity of Chicago Press, 1989), P. 5–12.

[6] Nash, The Cauldron of Ethnicity in the Modern World (Chicago and London: The Univercity of Chicago Press, 1989), P. 10–12.

[7] Isaenko, Polygonof Satan: Ethnic Traumas and Conflicts in the Caucasus. Third Edition (Dubuque, TA: Kendall Hunt Publishing House, 2014), P. 3.

[8] Isaenko, Polygonof Satan: Ethnic Traumas and Conflicts in the Caucasus. Third Edition (Dubuque, TA: Kendall Hunt Publishing House, 2014), P. 4–7.

[9] Emil Souleimanov, An Endless War: The Russian-Chechen Conflict in Perspective (Frankfurt: Peter Lang, 2007), 69.

[10] Исаенко А.В., Кучиев В. Д. Некоторые проблемы древней истории осетин, c. 13.

[11] A. G. Kozintzev, «The Origin of the Scythians (and early Northern Indo-Iranians), Scythians)», Scythians. Arietes Research Blog. — December 8, 2009, «Ancient DNA Provides New Insights into the History of South Siberian Kurgan People», Scythians Arietes Research Blog. — October, 1, 2009.

[12] MarcellinusAnimianus (330–395), Res Gestal, XXX12, 13–17

[13] History of the Marres Family, http://www.marres.education/notes.htm#a44; Afanasyev G.E. etalii, 2015, New archalological, anthropological and genetic aspects in the study of Alans from the Don region; Jean Manco, Ancestral Journeys — The Peopling of Europe from the first ventures of the Vikings (London, 2013); ISOGG, Y-DNA Haplogroup Tree (2013) — International Society of Genetic Genealogy, Y-DNA Haplogroup G and its Subclades (2014); W.  Haak, O.  Balanovsky, J. J. Sanches, S.  Koshel, V.  Zaporozhchenko, etal. (2010), Ancient DNA from European Early Neolitic Farmers Reveals Their Near Eastern Affinities. doi:10.1371/journal.pbio.1000536

[14] Klyosov, A.A., Rozhanskii, I.L. (2012) Haplogroup R1a as the Proto Indo-Europeans and the legendary Aryans as witnessed by the DNA of their current descendants. Adv. Anthropol. 2, No. 2, 1–13

[15] Дибирова Хадижат. Роль географической подразделенности и лингвистического родства в формировании генетического разнообразия населения Кавказа. (По данным об Y хромосоме). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук. Медико-генетический научный центр РАМН 03.02.07 — генетика

[16] Iron Age DNA from Europe and West Asia. Page created by Jean Manco 11 March 2014 by extract from a larger page; last revised 19–01–2016. XHTML: CSS. http://www.ancestraljourneys.org/ironagedna.shtml

[17] Научно-популярный Интернет-ресурс «Молекулярная Генеалогия». http://forum.molgen.org/index.php?topic=7931.0

Анатолий Исаенко, Артур Коцоев

 

 

Комментарии 

 
#1 Спартак Дзанаев 2016-04-20 01:59 По осетинским и иранским J2a какой у вас вывод? Какой вывод по осетинским R1b - их около 1%.

Касаемо скифских Y ДНК. На сегодня не имеем Y ДНК скифов Скифии. Их нет. Алтайский сак с культуры Булан Коба оказался J2a2.

Sary-Bel Kurgan burial sample (RISE62)(II c. BC – I century AD) Bulan-Koba culture, which has been following the Scythian-Saka epoch in the Russian Altai.

15/6/j2a2-ph385-sk143-ancient-altai-modern-uygur-turkish/" target="_blank" rel="external nofollow">j2-m172.info/215/6/j2a2-ph385-sk143-ancient-altai-modern-uygur-turkish/
Цитировать
 

Добавить комментарий

Не допускается нецензурная речь, оскорбления авторов статей и владельцев сайта

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >

Опросы

Ваша оценка киносценария "Аланский Стратиг"

Внимание

Редакция газеты «Народы Кавказа» доводит до сведения читателей о том, что на 2 полугодие 2015 года и 1 полугодие 2016 года подписка на нашу газету будет осуществляться только через Редакцию газеты. Подписка через «Межрегиональное Агентство» и «Агентство подписки и розницы» не производится.

Календарь

 June 2017 
MoTuWeThFrSaSu
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930   

Экспорт новостей