• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
Настройки отображения экрана
Главная arrow Все рубрики номера arrow Письма arrow НК № 21 (2014г.) Во власти стереотипов
НК № 21 (2014г.) Во власти стереотипов Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 

Недавно я с сыном  пришла в школу. Там проводилось собрание накануне тестового сочинения, которое является допуском к сдаче ЕГЭ летом. Нам рассказывали страшные истории о том, как все стало строго, что у детей не остается иного выхода как учиться или поставить крест на своем будущем. «Если ребенок провалит экзамен, ему одна дорога — тюрьма», — простодушно сказала классный руководитель моего сына. Родители заохали. А меня просто сорвало — я высказала ей  все, что о них думаю. Все закончилось грандиозным скандалом. А я серьезно задумалась — почему в нашей стране так любят выносить ПРИГОВОР? Почему все на себя берут функцию судей, заранее ставя человека в те или иные рамки? Кто сказал, что наличие высшего образования — обязательный атрибут успеха?

 

 

***

Мне вспомнилась история, произошедшая 15 лет назад с моей подругой Земфирой. Точнее то, что произошло с двумя ее сыновьями — Тимуром и Вадимом.

Между ними была год разница, но мать их вместе отдала в школу, чтобы братья были всегда рядом. Оба учились довольно средне. Но Земфира все свои усилия направляла исключительно на развитие Тимура. Вот так у нее сложилось, что с детства она его любила больше.

Тимур посещал танцы, ходил к репетиторам, изучал иностранные языки. Вадим был полностью предоставлен сам себе. В школе его не любили, а дома не замечали. «От Вадика пользы никакой. Будет где-нибудь на заводе всю жизнь батрачить. А вот на Тимура я возлагаю большие надежды. Он обязательно будет судьей или прокурором», — делилась грезами Земфира.

Я подругу не понимала. И даже осуждала. Мне казалось, что настоящая мать никогда не будет так по-разному относиться к своим детям. Но Земфира, видимо, была особым случаем. Для нее весь мир вращался вокруг Тимура.

Однако усилия моей подруги результата особого не принесли. Оба брата окончили школу на тройки. Встал вопрос о дальнейшем образовании. Земфира заявила сразу: Вадим идет в ПТУ, Тимур — на юридический факультет в университет. Братья с матерью не спорили.

Однако легко сказать, а сделать-то это еще надо. Со своей базой знаний Тимур мог претендовать тоже лишь на ПТУ. Речь о том, чтобы он поступил своими силами, не было. Земфире пришлось взять огромные средства в долг, чтобы  устроить сына на юридический факультет.

Что ж, моя подруга своего добилась. Осталось подождать немного, чтобы сын стал судьей или прокурором. Но до этого ей приходилось ежемесячно погашать частями долг, из-за которого она с супругом пахали как проклятые.

Время шло, а Земфира все реже и реже рассказывала об успехах сына. Про Вадима я вообще молчу, о нем она и не вспоминала. Однажды я заехала по делам в университет, где работал мой будущий муж Алексей, с которым на тот момент были уже обручены. В коридоре я встретила Тимура. Он был какой-то странный, сгорбившийся и озлобленный, стоял и болтал с каким-то парнем, походившего на зека.

— Привет, Тимурик, — подошла я к ним. — Как у тебя дела? Как учеба?

— Ааа… здрасти, — стушевался он. — Хорошо… Учусь вроде… Нормально, короче, все.

— Сессию закрываешь? — задала я дежурный вопрос, зная, что сейчас студенты сдают экзамены.

— А что, у нас сейчас сессия? — растерянно он обратился к своему собеседнику.

— Типа того… — процедил его приятель сквозь зубы.

— А ты не в курсе, что ли? — рассмеялась я, но вдруг мне стало не по себе.

— Да мне как-то это неинтересно, — грубо ответил Тимур.

От дальнейшей неприятной беседы меня спас Алексей, который вышел из аудитории. Тимур с приятелем тут же испарились, я даже опомниться не успела.

— Это с кем ты так мило беседовала? — укорил меня Алексей. — Нашла, с кем общаться!

— Так это сын моей подруги Земфиры. Помнишь, я про него рассказывала тебе, а ты не мог его припомнить, — сказала я ему.

— Печально. Не хочу тебя расстраивать, но этот парень настоящая головная боль факультета. Связался с какой-то кампанией местных наркоманов, с ними зависает. Учебой совсем не занимается. Как только сессия наступает, прибегает его матушка и пытается всем всучить денег, чтобы ее сыночка не выгнали вон. Не пойму, зачем ей все это надо. Я думаю,  диплом он все равно не получит.

Я стояла, раскрыв рот от изумления.

— Боже, бедная Земфира! Она же и так вся была в долгах. Теперь я понимаю, почему она предпочитает не говорить о сыне, — едва я сдерживала слезы.

— Что тут поделаешь… — сказал Алексей. — Ему изначально не следовало сюда приходить, это дохлый номер.

Время спустя я была приглашена на день рождения Земфиры. Мне не хотелось туда идти, так как история с ее сыном меня удручала. Мне было неловко, что я узнала об этой ситуации, а еще больше меня смущало то, что узнала все это не от нее. Но что делать — пришлось идти на юбилей подруги.

Дом был полон гостей. Земфира крутилась вокруг них, как пчелка, пытаясь угодить каждому. Увидев меня, она тепло улыбнулась, а мне стало стыдно, что я не хотела приходить.

— Останься сегодня после всех. Мне так хочется поговорить с тобой, — сказала она мне.

— Да, конечно, — ответила я.

Юбилей удался на славу. Было весело, уютно и по-домашнему. Единственное, что меня удивило, это то, что нигде не было видно сыновей подруги. Но я не осмеливалась спрашивать об этом у Земфиры.

После того как все разошлись, мы остались одни. Вдруг моя подруга  помрачнела и сказала с тоской:

— Знаешь, все мои мечты рушатся. Все, о чем я  мечтала оборачивается кошмаром. Я знаю, что ты видела Тимура в университете. Тебе, наверное, все известно.

— Я просто потрясена… Скажи, что произошло? — с сочувствием я произнесла.

— Сама не знаю. Сначала все было хорошо. Тимур говорил, что ему очень нравится учиться на юриста. А потом он связался с наркоманами. Стал пропадать неделями. И где я его только не искала! Морги, больницы, водоемы, свалки. Все это мы с мужем обшаривали днями и ночами. А он потом просто в какой-то момент появлялся. Грязный и убитый «отходняками».

— Неужели ничего нельзя сделать? Вылечить его, увезти куда-то…

— За два последних года мы все испробовали. Даже был случай, когда его отец избил до полусмерти. Я его несколько раз возила в Европу на лечение. Без толку. Ничего не помогает, — сказала она в отчаянии.

Подруга замолчала, а потом начала рыдать. Я принесла ей воду с успокоительным.

— А где он сейчас? — спросила я.

— Не знаю… Наверное, в очередном загуле. И еще этот юбилей. Зачем мне этот праздник нужен был? Но надо перед людьми играть роль благополучия… Такова жизнь.

— А где Вадим? Почему его нет? — вспомнила я вопрос, который меня также мучил.

— Ой, это еще более печальная история, — сказала она, с грустью вздохнув. — Он учебу бросил сразу. Связался с какой-то бригадой строителей и уехал с ними на заработки в Краснодарский край.

— И что? Пропал без вести? — не поняла я печальной стороны этой истории.

— Да нет. Работает. Даже деньги мне присылает. Все наши долги он погашает. Но разве мне сейчас до него! Ведь мой сын, мой родной Тимурик, пропадает!

Жалость к подруге вдруг у меня переросла в огромную внутреннюю ярость. Она бурлила во мне. Я едва сдерживала гнев, чтобы не начать оскорблять подругу.

— Ты хочешь сказать, что Вадим содержит всех вас сейчас, и это печальная, на твой взгляд, история? — спросила я медленно, пытаясь контролировать свои эмоции.

Земфира заметила это и поспешила оправдаться:

— Ну, ты же знаешь, как я люблю Тимура! Вадим помогает. Спасибо ему за это. Но сейчас мои мысли только о Тимуре.

— Сейчас? А когда ты думала о втором своем сыне? Как видишь, отсутствие твоей любви и заботы пошли только на пользу ему! За твои ошибки и долги сейчас расплачивается Вадим, а ты даже чувства благодарности не испытываешь! Ты — чудовище. Поделом тебе! Ты получила все, что заслужила.

Земфира остолбенела. Потом нахмурила брови и сказала мне злобно:

— Кто ты такая, чтобы меня судить? В чем я виновата? Что хотела как лучше для сыновей?!

— Будь добра, ближе к истине — для одного сына. Второго ты даже в счет не брала.

— Уходи из моего дома. Ты не вправе меня осуждать. Никто не вправе!

— Я-то уйду. А ты оставайся со своей болезнью. Потому что здоровой тебя назвать язык не поворачивается.

В тот вечер я еще долго успокоиться не могла. Как удивительна жизнь! Первый сын, которого мать любила, выбрав ее главным объектом своих вложений, превратился в непонятное существо. Второй, который был с детства всего лишен, словно гадкий утенок, оперился и превратился в настоящего мужчину и успешного человека.

Но больше всего меня поражала Земфира. Ее слепота и черствость не знали никаких границ. И при этом  Вадим не затаил обиду на мать! Он помогал ей. А все мысли  были лишь о «любимом Тимурике».

С того дня мы перестали общаться. А зачем поддерживать контакт с человеком, жизненная позиция которого для меня была катастрофически чужда? Вскоре я вышла замуж, родила двоих детей и о Земфире как-то совсем забыла.

Однажды Алексей пришел с работы и сказал мне:

— Помнишь сына своей подруги — Тимура?

— Да уж, такое забудешь, — ответила я.

— Повесился.

— Как это?! Зачем? — воскликнула я. — То есть, я хотела сказать, как это произошло?

— Да никто не знает. А зачем вешаются многие наркоманы? От безысходности. Все равно жаль парня. Мне кажется, его просто неправильно воспитали.

— Горе-то какое, — вздохнула я. — Когда хоронят?

— Завтра.

— Надо пойти. Несмотря ни на что, мне так жалко Земфиру. Хоть она и сама виновата, но такого никому не пожелаешь. Ему даже 25 лет еще не было. Ужас какой-то!

— Да, как-то он чудом все равно до 5 курса продержался, но его не хотели до госэкзаменов допускать.  Завтра его однокурсники едут на похороны тоже.

Пошла и я. Конечно, было очень тяжело. Земфира была убита горем. Казалось, когда я к ней подошла с соболезнованиями, она меня даже не узнала. Ее обезумевшие от горя глаза смотрели куда-то в пустоту.

Издалека я увидела Вадима. Он стоял в солидном костюме и о чем-то разговаривал с отцом. После того как покойного унесли, он сел в черный джип и уехал. Я спросила рядом стоявшую соседку Земфиры:

— Это разве не Вадим?

— Да,  это он, — прошептала она мне. — Круто изменился, правда? Теперь он большой человек. Говорят, имеет свою строительную фирму. Что не говори, а Земфире удалось хоть одного сына воспитать правильно.

Соседка покачала головой с грустью и ушла в сторону накрытых столов. А я поплелась восвояси…

Почему я вспомнила именно эту историю? Казалось бы, она о том, что у каждого своя судьба, а с ней, как известно, не поспоришь. Но тут «зарыта» очень серьезная социальная подоплека. Дело в том, что все мы привыкли жить в плену у стереотипов. И один из них заключается в том, что если ребенок не получил высшего образования, то он ничего не добьется в жизни. Но с этим можно легко поспорить. Во-первых, напомню, что в Советском Союзе получали высшее образование единицы. Но это ведь не мешало вполне нормально жить всем остальным! Работали, зарабатывали. И эти люди, между прочим, не считали себя несчастными.

Если же говорить о наших реалиях, то стоит напомнить, что в нашей республике по сей день отсиживается дома целая армия дипломированных юристов, которым ничего другого не остается, как время от времени доставать из заветного сундука свой диплом и протирать на нем пыль. В то же время я знаю большое число людей, которые окончили училище и нашли себя в своей профессии.

Мы живем в то время, когда людей судят по каким-то совершенно глупым и надуманным параметрам. Кто их придумал?  Мне кажется, что пора освободиться от этих оков и жить более свободно, воспринимая действительность.

Возвращаясь к теме, которая произошла в школе с моим сыном, то скажу, что здесь я одержала маленькую победу, учительница принесла извинения за свои слова.

Лена, 42 года, Владикавказ

 

 

Добавить комментарий

Не допускается нецензурная речь, оскорбления авторов статей и владельцев сайта

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >

Опросы

Ваша оценка киносценария "Аланский Стратиг"

Внимание

Редакция газеты «Народы Кавказа» доводит до сведения читателей о том, что на 2 полугодие 2015 года и 1 полугодие 2016 года подписка на нашу газету будет осуществляться только через Редакцию газеты. Подписка через «Межрегиональное Агентство» и «Агентство подписки и розницы» не производится.

Календарь

 September 2017 
MoTuWeThFrSaSu
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Экспорт новостей