• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
Настройки отображения экрана
Главная arrow Все рубрики номера arrow Письма arrow НК № 10 (2014г.) Награда — любовь
НК № 10 (2014г.) Награда — любовь Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 

 Недавно в газете «Народы Кавказа» я прочитал статью «Никому ненужные старики». В связи с этим мне бы хотелось рассказать свою историю, которая тоже будет поучительной

 

Я — ветеран тыла. Война грянула, когда мне было 12 лет. Отец и мои дяди ушли на фронт. Больше я их никогда не видел. Мать в 1943 умерла от воспаления легких, и я остался с бабушкой.

Работал на заводе, где трудился с утра до ночи. Бабушка как могла вела хозяйство. Затем была победа и… повсеместная нищета. Этот период моя бабушка не пережила. Так я остался совсем один.

После войны отучился в техникуме и продолжил работать на заводе. В 25 лет женился на Нине. Она, как и я, работала на предприятии и тоже была сиротой.

Нам дали квартиру, и мы зажили скромной, но счастливой жизнью. Но была у нас и проблема — никак нам Всевышний не давал детей. И решили мы с супругой усыновить ребенка. Это был очень ответственный шаг, не хотелось, чтобы малыш чувствовал себя ущербным. Когда мы пришли в детский дом, нам сказали, что есть двойняшки — брат и сестра годовалого возраста.

— Их вчера мать принесла, — сказала нам директор детдома. — Муж ее бросил, и, поняв, что не сможет прокормить детишек, она принесла их сюда.

— А потом она не передумает? — поинтересовалась Нина. — Захочется ей вернуть детей и испортит нам всю жизнь…

— Это исключено, — заверила директор. — Информация по усыновлению засекречена. Она сделала свой выбор.

Так мы забрали Лешу и Анечку домой. Прекрасные дети! Здоровые, бойкие. Мы нарадоваться не могли! Вкладывали в них всю душу.

Всех родственников и друзей мы предупредили: тема усыновления — это табу. Мы с супругой решили, что это наши дети, и больше никаких разговоров на эту тему. Раз уж Господь не послал нам ребенка, то мы отдадим свою любовь этим обделенным детям.

Так мы и зажили вчетвером. Мы с женой работали и все вкладывали в наших деток. Получили они прекрасное образование. Леша выучился на архитектора, Аня — на филолога.

Потом в нашу семью пришла беда. Моя жена Нина умерла от диабета. Болезнь быстро ее сгубила, мы и опомниться не успели. Ей было всего 53. Я тяжело переживал эту потерю, но дети были рядом. Это спасло меня от уныния.

Через три года Леша женился. Его молодая жена Оксана сразу прижилась в семье. Добрая, порядочная, необыкновенно общительная. Она для меня стала, можно сказать, второй дочерью.

Вскоре молодые решили съехать. Понятное дело — надо строить свою жизнь. Небольшую двухкомнатную квартиру они взяли в кредит. На первоначальный взнос денег дал им я. Были у меня небольшие сбережения, их как раз хватило на это дело.

Дочь тоже вскоре вышла замуж и переехала. В неделю несколько раз они меня навещали, я ни в чем не нуждался. Проявляли всяческую заботу обо мне.

Но однажды раздался телефонный звонок. Это была Аня.

— Отец, мы с Лешей не родные ваши дети, да? — ошарашила она меня.

Я несколько минут не мог прийти в себя. Даже не знал, что ответить ей. Слезы навернулись на мои усталые глаза.

— Я все знаю, папа. Сегодня я была в гостях у тети Ларисы и случайно услышала ее разговор с подругой. Ты и мама врали нам всю жизнь, — произнесла она дрожащим голосом.

— Дочка, мы не хотели... — пытался я оправдаться, но так и не смог ничего сказать ей.

Она положила трубку, а я целый день сидел в своей комнате и плакал навзрыд. Как же могла Лариса быть такой неосмотрительной! Она разрушила нашу счастливую жизнь.

Вечером ко мне приехали дети. Леша был мрачнее тучи, Аня, было видно, плакала весь день.

— Родные мои, что это меняет! Да, мы с мамой не рассказали вам об этом. Мы не хотели, чтобы вы чувствовали себя в чем-то ущемленными, — сказал я им.

— Ты понимаешь, что мы с сестрой прожили всю жизнь во лжи! Вы не имели права так поступать! — это было впервые, когда я увидел сына в гневе.

— Вы — не наши родители. Я хочу знать свои корни, — плакала Аня.

— Зачем вам все это? Что это изменит? — я и сам не смог сдержать эмоций.

— Ты нам не отец. Вот что это меняет, — ответил мне Леша.

— Не говори так, — взмолился я. — Мы с Ниной всегда любили вас как своих детей.

— Слово «как» имеет принципиальное значение, — возразила Аня. — Ты нам должен помочь найти наших родителей.

Они стали выпытывать у меня информацию. Я рассказал все, что знал. Дети уехали, и больше я их не видел. На мои звонки они не отвечали, избегали встреч со мной. Одним словом, вычеркнули меня из своей жизни.

Я часто подумывал свести счеты с жизнью, но как человек верующий не мог пойти на этот шаг. Моей горечи и отчаянию не было конца. Я сторонился людей, почти не выходил из дома — только за хлебом и продуктами. Без поддержки детей на одну пенсию жить было нелегко. Временами даже голодал.

Я прекратил все попытки связаться с детьми, но их не осуждал, ведь у каждого своя правда. Но мне было очень больно. Больно, потому что мои дети отвернулись от меня, ведь я всю жизнь считал их своими, неважно, что по крови мы не родные, любил их всем сердцем.

Все эти мысли терзали меня. Я уже смирился с тем, что умру в одиночестве. «Видно, судьба у меня такая», — думал я.

Однажды ко мне постучали в дверь. Мне с непривычки даже стало плохо. Почти год я не видел людей, разве что продавщицу в магазине. Медленно я поплелся к дверям. В прихожей впервые за последнее время взглянул в зеркало и испугался самого себя. Я был похож на бомжа — обросший, с огромными кругами под глазами — я больше походил на некое существо непонятного происхождения. Решил не открывать дверь, дабы не смущать никого своим видом, затаился.

Но за дверью никак не успокаивались. Пришлось открыть. Это была Оксана. У нее в руках были огромные сумки с продуктами. Когда она зашла, сразу же меня крепко обняла и начала плакать.

— Если Леша узнает, что я к вам приходила, он мне устроит огромный скандал, — сказала она. — Но я не могу спокойно жить, зная, что вы тут совсем один.

— Не надо было приходить, Оксаночка, — вздохнул я тяжело. — Зачем ставить себя и свою семейную жизнь под удар? Я смирился. Мне ничего не надо.

— Игорь Андреевич, вы уже в таком возрасте, что за вами нужен уход. Позвольте, я вам буду помогать. У меня тоже отец больной, и каждый раз, когда я к нему прихожу, то вспоминаю о вас, и у меня сердце кровью обливается. Как они могли так поступить с вами? Никогда этого не смогу понять.

За год моя боль притупилась, но Оксана своими словами вновь расковыряла мою рану. Мне хотелось рыдать, но я сдержался.

— Дочка, да я как-нибудь справлюсь. Не такой еще слабый…

— Пожалуйста, позвольте мне! Я ночами спать не могу. Не смогу спокойно жить. Буду к вам приходить раз в неделю, чаще не получится. Вы мне говорите, что вам надо, а я буду приносить.

— Спасибо, родная. Твои родители хорошие люди, если воспитали такую дочь. А я, видимо, был плохим отцом, если дети от меня отказались.

— Это неправда. И вы это знаете. Они просто очень обозлились. Не знаю, откуда в их сердцах столько жестокости.

Спорить с Оксаной было бесполезно. Она пообещала навещать меня. Уже уходя, сказала:

— На прошлой неделе они наконец нашли свою мать. Точнее, ее могилу. Она, оказывается, умерла еще в 30 лет. Спилась. Отец, который их бросил, говорят, тоже умер где-то в Мексике. Туда он уехал 40 лет назад.

— Грустно, — сказал я.

— Игорь Андреевич, они просто не понимают, что благодаря вам и вашей супруге у них была полноценная жизнь. Я уверена, они одумаются, вернутся.

— Надеюсь… Но мало мне в это верится.

— И еще… Хочу сказать…Вы скоро станете дедушкой. И я очень хочу, чтобы мой будущий ребенок знал своего деда, заслуживающего любовь и уважение своих потомков.

— Спасибо, родная, и поздравляю, — я обнял Оксану. — И был очень счастлив.

С того дня Оксана стала меня навещать. Я снова пришел в себя. Она мне очень помогала: убирала дом, готовила пищу, стирала мои вещи. Мне даже как-то было неудобно, но она была непреклонна.

Однажды Оксана пришла и сказала:

— Сегодня Леша вспоминал вас… Сказал, что иногда очень скучает по вам.

— Не может быть! — вскричал я от неожиданности. — Ты меня пытаешься утешить.

— Нет, Игорь Андреевич, я говорю правду. Когда он узнал о моей беременности, очень изменился, — сказала мне невестка. — Я уверена, что рано или поздно они одумаются. Аня, кстати, никак не может завести детей. Она подумывает с мужем взять ребенка на усыновление.

— Бедная девочка. Но это жизнь — если Бог не дает, то не дает.

— Да, жаль. Но теперь она вас поймет. Она на своем опыте узнает, как это сложно — воспитывать чужих детей, при этом относиться к ним как к родным.

— Оксаночка, я не относился к ним как к родным. Они были и всегда будут для меня родными. И это ничто не изменит.

Оксана мне сообщила, что ее кладут в больницу на сохранение.

— Теперь нескоро к вам приеду. Потерпите. Могу попросить подругу, чтобы она помогала вам.

— Не надо, доченька, сам справлюсь. Крепись, я уверен — все будет хорошо, и ты подаришь Леше прекрасного сына.

На этом мы и распрощались. Через месяц она родила, но пока не навещала меня. Это и понятно, после родов женщине непросто прийти в себя.

Как-то я пошел в магазин за хлебом, меня застал сильный дождь, резко похолодало, словно это не начало лета, а зима в самом разгаре. Еле добежал до дверей квартиры и тут обнаружил, что ключи где-то выпали. Пришлось вернуться. Начал искать их под дождем и только через час нашел их возле кустов. Промок до нитки, замерз так, что долго не мог отогреться. А на следующий день я слег с воспалением легких. Меня увезли в больницу.

— Это очень опасно, — сказал мне врач. — В вашем возрасте это может закончиться летальным исходом. Скажите родным, что вам нужны дорогие лекарства.

— У меня нет никого, — сказал я с горечью.

— Как это нет?! — удивился врач. — В коридоре с утра стоят ваши дети и внуки. Но пока я им не разрешаю заходить, вы очень слабы.

— Дети и внуки… — растерялся я, — вы, наверное, шутите.

— Это вы, Игорь Андреевич, шутник.

Врач ушел, а я лежал и не мог поверить своим ушам. Неужели Леша и Аня простили меня? Я встал с постели и, держась за стену, поплелся к выходу. Когда открыл дверь, напротив палаты на диване увидел Лешу, Оксану, Аню. В руках у Оксаны был маленький комочек — мой внук. А рядом с Аней стояла маленькая прекрасная девочка. Я понял, что это моя внучка.

Увидев меня, они подскочили с дивана. Леша быстро подбежал ко мне. В этот момент у меня потемнело в глазах. Я выключился. Когда пришел в себя, то увидел возле кровати Лешу и Аню. Слезы счастья текли по моим щекам.

— Папа! — вскрикнула Аня и подбежала ко мне, упав лицом на мою грудь. — Папа, прости нас, пожалуйста.

У меня не было сил ответить, я словно онемел. Просто смотрел на них молча, и радость переполняла меня. Леша стоял неподвижно, опустив голову. Мне не нужно было никаких слов. Главное, что мои дети вернулись ко мне, все остальное было неважно.

С тех пор мы зажили по-прежнему. Нет, конечно, уже все было не совсем как раньше, мы стали еще ближе. Я очень благодарен судьбе за то, что она была благосклонна ко мне.

Хочу обратиться к тем родителям, у которых проблемы с детьми. Никогда не осуждайте их! Они молоды, неопытны. Будьте более гибкими с высоты своих лет. И поверьте, в награду вы получите их бесконечную любовь.

Игорь Андреевич, г. Владикавказ

 

 

Добавить комментарий

Не допускается нецензурная речь, оскорбления авторов статей и владельцев сайта

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >

Опросы

Ваша оценка киносценария "Аланский Стратиг"

Внимание

Редакция газеты «Народы Кавказа» доводит до сведения читателей о том, что на 2 полугодие 2015 года и 1 полугодие 2016 года подписка на нашу газету будет осуществляться только через Редакцию газеты. Подписка через «Межрегиональное Агентство» и «Агентство подписки и розницы» не производится.

Календарь

 September 2017 
MoTuWeThFrSaSu
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Экспорт новостей