• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
Настройки отображения экрана
Главная arrow Все рубрики номера arrow Письма arrow НК № 9 (2014г.) Ненужные старики
НК № 9 (2014г.) Ненужные старики Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 

Эта история случилась с моей подругой Лидой. И, думаю, она будет поучительной для всех тех, кто забывает о своих родных и считает их обузой.

Лида в 39 лет второй раз вышла замуж. У нее был сын от первого брака, также с ней проживала мать Ольга Павловна. Втроем в двухкомнатной квартире жить было беспроблемно, пока туда не подселился второй муж Лиды Олег.

С детства избалованный, он не привык работать, зато требовал к себе много внимания. Так сказать, пришел в чужой монастырь со своим уставом. Из-за этого сразу же получился конфликт с тещей Ольгой Павловной. Мать Лиды давно и тяжело болела, от чего быт семьи постепенно превращался в ад.

Сын Лиды Артем, будучи в трудном переходном возрасте, устраивал свои «концерты». То из дома сбегал, то пытался свести счеты с жизнью.

Бедная Лида постоянно была в стрессовом состоянии. Но, конечно, больше всего ее угнетал Олег. Работу искать даже не пытался, а целыми днями прохлаждался. Жили все на скромную зарплату Лиды и пенсию Ольги Павловны.

Как-то я пришла к ним в гости. Ужасная картина, которая открылась передо мной, долго не могла покинуть мою память. В доме был огромнейший беспорядок, и это при том, что Лида всегда славилась своей чистоплотностью.

— Лида, что здесь происходит? — не удержалась я. — Вы как будто после войны тут!

— Света, у меня больше нет сил. Целыми днями я работаю. Прихожу, убираю дом, а через пять минут опять все тот же бардак.

— Но почему тебе Олег не помогает?

— У него остеохондроз, ему нельзя. Он и так делает все, что может.

— Кто, Олег?! Ты шутишь? Целями днями валяется тут у вас, — разозлилась я.

— Не говори так, а то мы с тобой поссоримся.

Я не стала спорить с подругой. Но когда я увидела Ольгу Павловну, которая на палках буквально еле выползла из своей комнаты, у меня просто сердце кровью обливалось. Она попросила дочь дать ей пообедать.

— Мама, ты же видишь, я со Светой общаюсь! — наорала она на нее так, что мне стало плохо.

— Лида, ничего страшного, я подожду, — пробормотала я растерянно.

— Нет, пусть сама ждет. А то каждые пять минут ей еду подавай.

Я не могла узнать подругу. В ней было столько злости, что, казалось, она превратилось в монстра. Мне вся эта ситуация показалась отвратительной.

Тут зашел Олег. В последний раз я его видела месяц назад. За это время он подобрел. Сразу видно — жизнь наладилась. Он вошел в кухню, развалился на кресле и барским тоном обратился к жене:

— Что там у нас есть поесть? Приготовь-ка мне что-нибудь побыстрее.

Лида тут же подскочила, подбежала к плите и начала возиться с кастрюлями. У Ольги Павловны навернулись слезы на глаза, она молча ушла в свою комнату.

— Как ты, Светик, поживаешь? Как дочка, как матушка? — осведомился Олег.

— Спасибо, все хорошо, — дала я дежурный ответ и обратилась к Лиде. — Налей суп, я занесу Ольге Павловне.

— У меня не десять рук! — завопила она. — Пока одного накормлю.

— В соседней комнате твоя больная мать сидит и голодает! Иди и накорми ее, — с этими словами я вихрем подскочила к ней и вырвала тарелку из рук. — Ты совсем озверела, да? Мать виновна в твоем несчастье?

Наступило неловкое молчание. У Люды дрожали руки. Олег насупился. Я оттеснила подругу от плиты и налила в тарелку суп. Отрезала хлеб и пошла в комнату к Ольге Павловне.

Она лежала на старом и почти прогнившем диване лицом к окну и плакала. Когда я зашла, она спешно вытерла слезы, но, увидев меня, разрыдалась вновь. Она была в этот момент похожа на обиженного беспомощного ребенка. Я поставила еду на тумбочку и подсела к ней:

— Ну что вы, не надо…

— Света, просто я устала.

С большой болью я смотрела на женщину, которая мне была как родная. Дружба с Лидой мне передалась по наследству от матери. Они были словно сестры с Ольгой Павловной. Всегда поддерживали друг друга, никогда не предавали свои отношения. Так сдружились и мы.

Потом мамы не стало. Я осталась с отцом. И, по сути, матерью мне стала Ольга Павловна. Часто забирала меня к себе, да и к нам приезжала. Всю жизнь она была для меня эталоном благороднейшего человека и не заслуживала такой участи.

Когда Ольга Павловна немного успокоилась, она посмотрела на меня внимательно:

— Видишь, дочка, как бывает, когда балуешь своего ребенка... Лида с детства ни в чем не нуждалась. А теперь ей никто кроме этого разжиревшего кота не нужен, даже собственный сын.

Я уходила от них с тяжелым сердцем. Мне было очень жаль Ольгу Павловну, но почему-то мне было жалко и Лиду. Она ведь раньше не была такой!

Уже в дверях ко мне подошла и сказала извиняющимся тоном:

— Мне жаль, что сегодня ты увидела этот скандал, но мама тоже часто бывает неправа.

— Лида, какой бы ни была твоя мама, она — твоя мама, и другой у тебя никогда не будет. Мужчину ты всегда можешь найти, их пруд пруди. Смотри, Лида, потом будешь кусать локти.

Прошел месяц. Мне позвонила моя подруга и сказала, что Ольга Павловна окончательно слегла. Оказывается, плюс к этому у нее еще случился инсульт. Я была глубоко расстроена этой неприятной вестью. Но вскоре узнала, что Лида решила пристроить мать в дом престарелых.

Я сразу же позвонила подруге:

— Что ты творишь, Лида?! Ты же позоришь себя. Неужели тебе не жаль мать?

— Я не в состоянии за ней ухаживать, — сказала она равнодушно. — Там за ней будет профессиональный уход.

— Но ты же знаешь, что это неправда! Кому она там нужна?!

На заднем фоне я услышала бурчание Олега. Вдруг он выхватил трубку у жены и стал на меня орать:

— Ты что лезешь постоянно в чужие дела! Занимайся своей жизнью. Тоже мне, мать Тереза! Если тебе ее жалко, то забери себе. Мы не можем с такой проблемой справиться.

— Заткнись и передай трубку Лиде, — отрезала я.

Он продолжал свое бурчание, но в конце концов я вновь услышала голос подруги.

— Света, я понимаю, что в твоих глазах выгляжу чудовищем, но у меня нет иного выхода, — сказала она меня.

— Послушай, я заберу Ольгу Павловну к себе. Раз уж ты так решила, дело твое. Я найду возможность ухаживать за ней.

— Да, пожалуйста, — все так же равнодушно она сказала и бросила трубку.

Я начала подготовительную работу. Твердо решила, что перевезу к себе Ольгу Павловну. Приобрела новую кровать, белье, одним словом, все необходимое. Но на следующий день узнала, что Ольга Павловна умерла… Сердечный приступ. Я весь день просидела в своей комнате, находясь в каком-то ступоре. Бедная женщина! Конечно же, у нее не выдержало сердце.

На похоронах Лида вела себя так, словно наконец-то избавилась от очень неприятного бремени. А Олег и вовсе был на седьмом небе от радости. И только сын моей подруги плакал навзрыд. Вот кому была небезразлична бабушка.

После этого дня я перестала общаться с Лидой — так и не смогла ей простить то, как она обошлась с матерью. А судьба моей подруги, как оказалось, сложилась не менее печально. Ее сын уехал в Москву, там и остался жить, прервав с матерью всяческое общение. Олег спился окончательно, заложил квартиру, они с Лидой остались на улице. Сам супруг подруги стал бомжевать, а она в 65 лет оказалась в доме для престарелых.  Рассказывали, что она словно онемела. Ни с кем не разговаривала и все время плакала. Вот так к нам все возвращается бумерангом в этой жизни.

Светлана Георгиевна, Владикавказ

 

 

Добавить комментарий

Не допускается нецензурная речь, оскорбления авторов статей и владельцев сайта

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >

Опросы

Ваша оценка киносценария "Аланский Стратиг"

Внимание

Редакция газеты «Народы Кавказа» доводит до сведения читателей о том, что на 2 полугодие 2015 года и 1 полугодие 2016 года подписка на нашу газету будет осуществляться только через Редакцию газеты. Подписка через «Межрегиональное Агентство» и «Агентство подписки и розницы» не производится.

Календарь

 June 2017 
MoTuWeThFrSaSu
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930   

Экспорт новостей