• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
Настройки отображения экрана
Главная arrow Все рубрики номера arrow Письма arrow НК № 22 (2013г.) Служебный роман
НК № 22 (2013г.) Служебный роман Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 

 Когда-то давно я впервые посмотрела советскую милую комедию «Служебный роман». Мне было 13 лет. Все, что происходило в кинокартине, мне показалось тогда очень забавным и веселым. Прошло много лет, и моя жизнь сдублировала этот фильм, но вот счастливым концом в финале все не увенчалось.

Я пришла на фирму по производству канцтоваров сразу же после института. Была молода и наивна. А когда имеешь еще и эффектную внешность, то мужчины сразу же собираются, как пчелы на мед.

Так получилось и на моей первой работе. Знаки внимания я получала от всех представителей сильного пола. Однако мне это было на тот момент малоинтересно. Я мечтала об успешной карьере и отвлекаться на мелкие интрижки не хотела.

Влилась в коллектив хорошо, и работа клеилась. Но был один удручающий момент — директор Алан Олегович. Мужчина 42-х лет.

Он был из тех людей, которых принято называть волками-одиночками. Не особо общительный, даже угрюмый. С подчиненными жесткий, если не сказать жестокий.

На моих глазах случилась история, которая хорошо характеризует этого человека. Заболела его секретарша Лида. Причем очень серьезно, еле оклемалась. Он заставил ее выйти на работу в таком состоянии. Когда же она сказала, что ей очень плохо и надо хотя бы два дня дома побыть, он ей спокойно предложил:

— Увольняйся и лечись себе на здоровье.

Алана Олеговича тихо ненавидели все. В лицо улыбались, а за спиной осуждали. Открыто это вслух никто не обсуждал (жутко боялись), но это читалось в рабских глазах каждого сотрудника компании.

У меня с директором отношения изначально сложились нейтральные. По крайней мере, мне так казалось. Он был учтив и сух, это меня раздражало, но я мирилась со странностями начальства.

Отдельной темой для обсуждений была личная жизнь Алана Олеговича. Он был трижды женат, но так ни с кем и не ужился. Девушки из фирмы поговаривали: «Необъезженный жеребец. С таким и дня не выдержишь».

Меня эти разговоры забавляли. Ведь все мы не ангелы, и обсуждать кого-то в таком ракурсе — дело, по меньшей мере, несправедливое.

Тем временем наша компания получила очень крупный заказ. Началась суматоха — огромные объемы работы, беготня. Шеф поручил проект мне. Это многих удивило, в том числе и меня. Все-таки я еще не имела достаточного опыта.

Что же, мне ничего другого не оставалось, как с головой окунуться в дело. Я практически ночевала на работе. Мы постоянно торчали у Алана Олеговича, все время что-то обсуждали, что-то переделывали. Казалось, все это не имеет ни конца, ни края.

Как-то мы с ним вдвоем задержались на работе до 12 ночи. Я была такой уставшей, что едва чувствовала свое тело. Алан Олегович тоже выглядел вымотанным.

— Пойдем, пиво выпьем, — вдруг он мне сказал.

— Я не пью… Даже пиво, — смутилась я.

— Так, разговорчики в строю. Не пьешь — научим, не хочешь — заставим.

Так мы оказались в пивном баре. Здесь было очень накурено, и у меня разболелась голова. Но спорить с начальством бессмысленно. Я понимала, если сейчас уйду, это будет обида до конца жизни.

Мы сели за столик. Я осторожно взяла кружку с пивом. Пить мне не хотелось, но это было неизбежно. Вскоре мне стало легко и даже весело. После третьей кружки. Я понимала, что это действие алкоголя, и мне почему-то это понравилось.

В какой-то момент Алан Олегович на меня пристально посмотрел и вдруг сказал:

— Удивительно, ты работаешь у нас три месяца, а еще не возненавидела меня. Очень странно.

Я едва не поперхнулась своим пивом.

— Ты удивительная, в тебе нет страха и очень много благородства.

— Сейчас я начну краснеть, — попыталась я отшутиться.

— Ты уже покраснела, — он рассмеялся.

Таким я начальника никогда не видела. Он был похож на маленького мальчика-шалуна. Мне стало казаться, что все, что он делает в жизни, — это игра. Жестокая, иногда даже суровая. Но это его игра, по его правилам.

— Я прекрасно понимаю, что меня все не любят в компании, но с людьми иначе нельзя. Они понимают только кнут. Как только видят пряник, то сразу привыкают к нему. А потом уже мечтают сесть тебе на шею.

— Но ведь не все так мыслят…

— Все. Это животный инстинкт. Уважают только сильных. И запомни на всю жизнь — никогда не позволяй себе быть слабой. Съедят, вкатают в асфальт и даже не заметят.

Я поймала себя на мысли, что в какой-то момент забыла о том, что общаюсь со своим начальником. От него веяло необыкновенным теплом, добротой. «Так вот какой он без маски! — думала я про себя.

После бара он проводил меня до дома. Мы еще полчаса болтали возле подъезда о всяком разном, а когда он стал прощаться, подошел и обнял меня. Приятный запах его парфюма вскружил мне голову.

Я потом долго не могла заснуть. Все думала о нем. Было такое ощущение, что впервые познакомилась с милым и очень обаятельным мужчиной. А Алан Олегович в качестве моего начальника казался мне каким-то страшным сном из прошлой жизни.

И я не ошиблась. Моя жизнь изменилась полностью. Эта ночь все разделила на «до» и «после». Алан Олегович стал для меня Аланом, хотя на людях все оставалось по-прежнему. Так начался мой первый в жизни серьезный роман. Служебный роман.

Мы проводили вместе огромное количество времени: работали, отдыхали, куда-то выезжали. Теперь в компании стали ненавидеть и меня. Сразу как-то отвернулись все. Я сначала расстроилась, но потом смирилась — это было неизбежно.

Однажды я зашла в кабинет Алана и застала там заплаканную женщину. Она на меня посмотрела как на врага народа. Вытерла слезы и стала спешно собирать вещи.

— Я… могу зайти потом, — совсем я растерялась.

— Нет, останься. Ира уже уходит, — отрезал Алан.

— Так это она, да?! — выпалила дама.

— Тебе лучше уйти. Мы с тобой уже все обсудили, — Алан был невозмутим.

Женщина, от души всхлипывая, направилась к двери. Приблизившись ко мне, она тихо, едва слышно, прошептала гневно: «Ты за это ответишь!».

— Ира, успокойся и иди домой, — рявкнул на нее Алан.

Она странным образом взвизгнула и помчалась прочь. Эта картина меня расстроила. Мне показалось, что я стала свидетельницей сцены, которую мне лучше было бы не видеть.

— Кто это? — спросила я у Алана.

Он встал, закрыл дверь и крепко обнял меня:

— Не обращая внимания. Это моя бывшая жена. Постоянно придумывает глупости, а потом терроризирует меня.

— Бывшая? Какая из? Ты же, говорят, три раза был женат. Разве это не так?

Алан громко рассмеялся:

— Вообще-то я один раз в жизни был женат. Не верь всем слухам, которые здесь ходят.

— Ну, тебя тут считают настоящей Синей бородой.

— Мне плевать на все эти слухи. И ты на них не должна обращать внимание.

На этом разговор на эту тему был закончен. Вечером мы уехали на выходные в его загородный дом. Но мне все же было неспокойно. Эта история явно должна была иметь продолжение. Я почему-то была в этом уверена.

Время шло, и мой роман с Аланом с каждым днем становился все крепче. Мы уже были полгода вместе. Я ждала предложения от своего любовника, но оно все не поступало. И вскоре я поняла, почему.

Как-то в обед пошла в свою любимую кафешку. Алан был очень занят, поэтому я была одна, пила кофе и читала свежую газету. Вдруг ко мне подошла какая-то старушка.

— Вас Анна зовут? — обратилась она ко мне.

— Да, мы знакомы?

— К счастью, нет, — старуха была необыкновенно «мила». — Мне надо с вами поговорить. Я присяду минут на пять.

Хамским образом развалившись на стуле напротив, она пристально и одновременно пренебрежительно посмотрела на меня.

— Вы еще такая молоденькая, а уже готовы чужие судьбы ломать, — сказала она и стала укоризненно качать головой. — Ты зачем ломаешь моему сыну жизнь?

Теперь я поняла, кто это. Мне сразу показалось ее лицо знакомым. Это была мать Алана. Но я не могла понять другого — какие у нее ко мне претензии?

— Мой сын при деньгах. И вокруг него всегда вертелись всякие дамочки, — продолжила она свой разговор. — Но ты прямо вцепилась в него мертвой хваткой. Зачем ты разрушаешь семью? Тебе не стыдно, а?!

— Какую семью? Он же в разводе, — недоумевала я.

— В каком-таком разводе? Что ты строишь из себя незнайку?! Мой сын не разводился и разводиться не собирается. Просто у них с Ирой временные трудности в отношениях.

— Как… — слезы стали наворачиваться у меня на глазах. В ушах стоял шум. Мне стало плохо. Передо мной промелькнула недавняя картина того случая, произошедшего в кабинете Алана.

— Что ты молчишь? Ты что, правда не знала? — мать Алана как-то сразу стала мягкой. — Он и тебя надурил? Вот кобель! И кого только я вырастила! Девочка моя, вот тебе хороший совет от пожилого человека — уходи с этой дороги. Ни к чему хорошему это не приведет. Самое главное в этой истории то, что Ира беременна.

С этими словами она встала из-за стола и, не прощаясь, ушла восвояси. Я сидела, словно ошарашенная. Потом как в бреду подскочила, поймала на ходу такси и умчалась домой.

Два дня пролежала дома в слезах. Выключила все телефоны. А когда включила, то пришла единственная эсэмэска от Алана: «Прости, я очень виноват перед тобой. У нас нет с тобой будущего. Но это не должно сказаться на работе. Все должно идти так, как и прежде».

Как и прежде… Такого цинизма я от него никак не ожидала! Меня обуревали эмоции. Но я поняла, что все это — бесполезно. Нет смысла бороться.

Но как работать теперь там? Ведь все знают эту историю. И все, наверное, знают, что он вернулся к жене. И все же я собралась с силами и вышла на работу в четверг.

Направляясь к своему месту, я чувствовала на себе их обжигающие взгляды, полные злобы и злорадства. Думала, что умру от стыда. Но в такие моменты откуда-то вдруг появляется внутренний ресурс, силы, помогающие справиться с любым горем. Я шла, гордо подняв голову, улыбаясь всем и учтиво здороваясь. А внутри у меня разрывалось сердце, мне хотелось рыдать и забиться в угол.

Рабочий день прошел. Алан Олегович из кабинета не выходил. Он знал, что я здесь. Вечером к нему зашла сама, когда уже никого не было. И задала всего один вопрос: «Зачем ты так со мной?». Он не поднимал глаз. Смотрел в стол. Молчал. Я терпеливо ждала ответа. Наконец, он также, не поднимая глаз, тихо, словно провинившийся школьник, сказал:

— Я потерял голову от тебя. Но все это не имеет смысла. Прости, если сможешь.

— Все нормально. Прощай. Это все, что смогла я из себя выдавить. С этими словами я положила ему на стол заявление об увольнении по собственному желанию.

Он останавливать меня не стал. Понимал, что бессмысленно. Вот так грустно закончился этот служебный роман. Пожалуй, по-другому он и не мог завершиться. С тех пор я взяла одно железное правило для себя — никогда, ни при каких условиях не смешивать личную жизнь и работу. Это был главный урок моей молодости.

С тех пор прошло пять лет. Я открыла свой собственный успешный бизнес. Вышла замуж и родила двоих прекрасных деток. Сделала все, чтобы забыть о своем неудачном служебном романе.

Но он как-то напомнил о себе сам. Случайно встретила Лиду, секретаршу Алана. Она очень обрадовалась, да и мне ее было приятно видеть. После того, как мы обсудили мелочи жизни, она вдруг сказала:

— Ты знаешь, что Алан Олегович уехал за границу. Навсегда. Уже три года прошло.

— Ну, у каждого своя судьба…

— Его жена с ребенком не выжили во время родов. Очень тяжелые были. Так жалко. Мать Алана Олеговича не смогла пережить это. Умерла от инсульта. У Лиды по щеке покатилась слеза.

Почему-то и я не удержалась. Слезы градом катились по моему лицу. Я стала их неловко утирать ладонью, но они все не заканчивались. Это была и обида, и горечь, и жалость к человеку, которого я когда-то очень любила.

Мне было очень больно. Домой я вернулась очень взволнованной. Все чувства, когда я когда-то переживала, вновь захлестнули меня. Но больше всего я испытывала жалость ко всем — и к Алану, и к его несчастной жене, и почему-то даже к себе.

Мы постоянно боремся за что-то или против кого-то, но даже не подозреваем, что в один миг все может оборваться. Точнее, знаем, но не хотим над этим задумываться.

Я никогда в жизни не желала и не делала зла. И, думаю, за это Всевышний отблагодарил меня успехом как в семейной жизни, так и в работе. Библия нас учит — возлюби ближнего своего, как самого себя. Но, мне кажется, этого недостаточно. Я бы сказала по-другому — возлюби ближнего своего больше, чем себя. И тогда жизнь обязательно наладится.

Анна, Владикавказ

 

 

Добавить комментарий

Не допускается нецензурная речь, оскорбления авторов статей и владельцев сайта

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >

Опросы

Ваша оценка киносценария "Аланский Стратиг"

Внимание

Редакция газеты «Народы Кавказа» доводит до сведения читателей о том, что на 2 полугодие 2015 года и 1 полугодие 2016 года подписка на нашу газету будет осуществляться только через Редакцию газеты. Подписка через «Межрегиональное Агентство» и «Агентство подписки и розницы» не производится.

Календарь

 May 2017 
MoTuWeThFrSaSu
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031       

Экспорт новостей